Авторская программа Светланы Буниной «Частная коллекция». Национальные поэты и русские няни… Письма Вениамина Блаженного (анонс публикации) — Топоров VS Топоров — русская няня в конфликте мифологий.


Авторская программа Светланы Буниной «Частная коллекция». Национальные поэты и русские няни… Письма Вениамина Блаженного (анонс публикации) — Топоров VS Топоров — русская няня в конфликте мифологий. (скачать аудио).


Программа: Частная коллекция


Добрый вечер все, кто слушает сегодня «Литературное радио». С вами Светлана Бунина и программа «Частная коллекция». Мы с программой возвращаемся в эфир из летнего отпуска и будем в этом году подводить итоги каждого следующего месяца. Разумеется, так как программа по-прежнему называется «Частная коллекция», взгляд будет субъективным, авторским. Благодарю магазин «Фаланстер», который помогает мне читать новые книги. И напоминаю адрес свой электронной почты: .

Сегодня мы будем говорить о национальных поэтах и их национальных нянях. О том, как стоит обращаться с национальными поэтами и кто имеет право их нянчить. Это, что называется, наболело… Вот так, уходишь в отпуск, читаешь, пишешь, а тем временем Виктор Топоров пишет о Гандельсмане. Помните у Довлатова — слова лежащего в больнице Бродского: «Если Евтушенко против, я за»? Это, видимо, именно тот случай для меня. Прежде, чем вернуться к столь животрепещущему вопросу, который и выведет нас на разговор о национальных поэтах и национальных нянях, я все-таки сделаю один небольшой анонс — и расскажу о хорошем, о приятной находке, которую удалось сделать этим летом.

Этим летом я работала с архивом Бориса Алексеевича Чичибабина и, предполагая, что в архиве могут оказаться письма Вениамина Блаженного, постаралась их найти. Письма действительно нашлись. И вот мы с вдовой Бориса Алексеевича Лилией Семеновной Карась-Чичибабиной впервые опубликуем письма Вениамина Блаженного. Это произойдет в одном из ближайших номеров журнала «Новый мир». Таким образом, я анонсирую эту публикацию: следите за ближайшими номерами журнала, где можно будет впервые увидеть замечательные письма минского поэта Вениамина Блаженного. Писем всего два, но, зато, каковы они! Во-первых, поражает прямота, искренность, с которой осмыслены в них многие вещи. Понятно, что они адресованы близкому автору и, как мы узнаем из писем, уважаемому и близкому для Вениамина Блаженного человеку. Есть важная особенность, которая роднит Вениамина Блаженного и Чичибабина. И особенность эта, может быть, именно невероятная искренность и прямота, ответственность за каждое сказанное слово. То, чего сегодня так часто не хватает. Искренность на фоне множественной литературной корреспонденции, которая снежной лавиной нарастает и полнится лицемерными подробностями. Здесь же два небольших письма, каждое из которых становится памятником. Я прочитаю небольшие фрагменты из этих писем, чтобы показать вам, как осмыслял свое бытие Вениамин Блаженный в конце восьмидесятых годов.

Первое письмо написано в октябре 1989 года, это произошло через несколько месяцев после того, как Борис Чичибабин впервые выступил с чтением стихов в Минске. Он произвел огромное впечатление на минских слушателей — читал там стихотворения «Не умер Сталин», «Псалом Армении»… Дело было после армянского землетрясения. И Вениамин Блаженный, очевидно, слышал отзывы людей, побывавших на этом вечере (сам он был в то время уже тяжело болен и ходил очень-очень мало). После этого Вениамин Блаженный и решился Чичибабину написать. И вот, в частности, что он пишет в первом письме, цитирую небольшой фрагмент: «Уважаемый Борис Алексеевич, в поэзии я человек лишний» (полностью цитаты будут приведены после публикации писем в журнале «Новый мир»)… Итак, время — 1989 год. Вениамин Блаженный уже старик, который пишет полвека, и ему по-прежнему никто не отвечает. Стоит вслушаться в эти слова… В последние десятилетия жизни у Вениамина Блаженного действительно появилось много читателей и поклонников, искренне ценивших его творчество. Но про некоторых якобы прижизненных друзей, которые обнаружились у него после смерти, пожалуй, лучше не скажешь: «Как правило, мне никто не отвечает».

Борис Алексеевич ответил Вениамину Блаженному и поручил своим минским друзьям справиться о его состоянии, об условиях, в которых он живет. О выполнении этого поручения свидетельствует открытка от минского приятеля Бориса Алексеевича. Дело в том, что Чичибабин встречал стихи Вениамина Блаженного и раньше, они показались ему очень интересными, но его поразила мрачная тональность многих текстов. В то время он еще не знал об условиях жизни Вениамина Блаженного. И наконец ему удалось узнать что-то об этих условиях, узнать о человеке, который не мог не вызывать уважения. Через некоторое время Вениамин Михайлович написал Чичибабину еще одно письмо, не менее существенное, чем первое. Когда читаешь эти письма, становится понятно, что теперь-то можно ответить на вопрос о том, были ли Чичибабин и Вениамин Блаженный действительно близкими, родственными в литературе людьми? Да, были. Предположения на этот счет уже звучали. Но именно письма, найденные в архиве Бориса Алексеевича, позволяют говорить о том, что и сами поэты относились друг к другу таким образом. Вот фрагмент из второго письма Вениамина Блаженного: «Ваше письмо для меня большое подспорье, словно держу я в руке большую теплую руку друга» (цитата будет приведена полностью после публикации писем).

К этому второму письму Вениамин Блаженный приложил машинопись 49 стихотворений из своей общей тетради… Дело в том, что у Вениамина Блаженного было много общих тетрадей — к концу жизни, насколько я помню, их было 16, а на тот момент, когда было написано это письмо, он пишет о 10 или более тетрадях. И вот одну из таких тетрадей, именно тетрадь со стихами конца 80-х годов он перепечатал для Бориса Алексеевича Чичибабина. Некоторые из стихотворений, которые приложены к этому письму, до сих пор не опубликованы. Поразительно вот еще что. Письма Вениамина Блаженного написаны четким каллиграфическим почерком — таким почерком, очень похожим на почерк Вениамина Блаженного, писал свои письма и стихи Чичибабин. В этом есть какое-то поколенческое родство, отношение к слову как к святыне, отношение к стихотворному тексту как к святыне и, конечно, отношение к своему собеседнику как к человеку, которому можно писать, только уважая, и писать только такие письма… (А зачем писать иначе?) Мне кажется, что неслучайно на фоне множественной переписки Вениамина Блаженного, переписки с замечательными людьми (это и Арсений Тарковский, и Борис Пастернак, и Виктор Шкловский) первыми будут опубликованы именно письма к Борису Чичибабину, ровеснику, поэту, чья судьба была в чем-то очень похожа на судьбу Вениамина Блаженного. Два непризнанных классика поэзии ХХ века. Обратите внимание на эти письма, которые будут опубликованы в одном из ближайших номеров журнала «Новый мир».



Страницы: 1 2 3 4

Администрация Литературного радио
© 2007—2015 Литературное радио. Дизайн — студия VasilisaArt.
  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100   Яндекс цитирования
Волошинский фестиваль 2009
Литературное радио
слушать:
64 Кб/с   32 Кб/с