Авторская программа Леонида Костюкова «Беседы о малой прозе». В гостях у ведущего Мария Галина.


Авторская программа Леонида Костюкова «Беседы о малой прозе». В гостях у ведущего Мария Галина. (скачать аудио).

Принимает участие: Мария Галина

Программа: Беседы о малой прозе


Мария Галина: И то, что ему нужно. Потому что это единственное, что удерживает его.

Леонид Костюков: Вот. Я как раз это и имел в виду, когда говорил про тех людей, которые умирают от голода на Волге, — что те из них, которые в сытое время любили стихи, они и в последний день их любят.

Мария Галина: Но опять же это решает каждый для себя. И когда ты говоришь, что кто-то там режет голову, кому-то режут, я тоже в какой-то момент мучилась и думала: «Как же вот я тут пишу стихи, занимаюсь таким смешным, в общем-то, делом, а где-то там люди»…

Леонид Костюков: Режут голову.

Мария Галина: … ну, страдают, скажем так. С другой стороны, скорее всего, я, ты, любой другой пишущий человек в любой ситуации, которая так обернется, окажется в роли жертвы. Вряд ли в роли палача. Так что же теперь, и стихов не писать только потому, что тебе кто-то потом придет и отрежет голову, да — это уже получается, что ты совсем себя лишаешь какой-то свободы воли и свободы выбора.

Леонид Костюков: Я бы сказал еще тут две вещи, пожалуй. Пока тебе не отрезали голову, ты должен делать то, что должен. Это первое. А второе, что может быть, кто-то из тех, кому там отрезают голову… или кто-то просто живет в таких обстоятельствах, что не до стихов. Давай просто понизим пафос, там по одиннадцать часов в день вкалывает, та-та-та-та.  Может быть, он, вот этот человек, он только и спасается мыслью, что, может быть, где-то есть люди, у которых жизнь более легкая. И они сделают то, чего я тут сделать не могу.

Мария Галина: Ты знаешь, тут опять же я выбираю только для себя. Я не могу поставить себя на место того человека и не могу пообещать кому-то, даже не могу служить никаким сомнительным примером того, что где-то есть лучшая жизнь. Для меня просто было очень важно определиться самой, снять комплекс вины, который, наверное, всех нас как-то тревожит.

Леонид Костюков: Комплекс вины, конечно.

Мария Галина: И когда я поняла, что в принципе в любой ситуации, при любом социальном катаклизме, наш брат, если он действительно писатель, а не очковтиратель, если он не жулик, окажется на стороне жертв. И тогда, собственно, о чем разговор? Тогда просто вся этика отпадает, потому что человек перед потенциальной угрозой имеет право заниматься любимым делом. Все. И все остальное — это, наверное, не так важно. Если кто-то для себя сделает какой-то выбор, что-то прочтет, ему понравится — не понравится, он как бы изменит свою жизнь — не изменит, — это дело его. Наше дело — сделать какой-то выбор и больше об этом не думать.

Леонид Костюков: Абсолютно точно. На эту тему маленькая история из жизни, вернее две маленькие истории из жизни, которые входят в такую своеобразную рифму. Значит, в 80-е годы ХХ-го века, если так пышно сказать, мой будущий шурин, а тогда просто друг Николай, отказался от мяса, причем не как вегетарианец, не как постник, не из-за диеты, а из той мысли, что в Москве мясо, колбасы, сосиски есть, а в СССР нету. И ему не хочется иметь эту фору перед своими, так сказать, товарищами, которые просто не имеют счастья жить в Москве. И он некоторое время не ел этого мяса, потом просто опять начал есть, потому что испытывал голод. Вот. И в 91-м году, мы уже второй раз вспоминаем почему-то эту дату, жители нашего города Москвы вышли на баррикады и отстояли демократию. И на эту тему знакомая моя Нина Горланова, наверно, ты знаешь Нину…

Мария Галина: Да, пермская писательница.

Леонид Костюков: Пермская писательница. Она писала мне в Москву с долей юмора, с долей иронии, но на самом деле всерьез: «Не зря вы все эти годы ели сосиски. Вот в вас достало духу выйти на баррикады. А мы бы на постной пище не вышли».

Мария Галина: Понимаешь ли…

Леонид Костюков: Есть такая минута, когда ты отрабатываешь сосиски.

Мария Галина: Звучит очень смешно, потому что, во-первых, я сама выходец из провинции, хотя Одесса всегда была городом вполне благополучным. Но…

Леонид Костюков: Были сосиски?

Мария Галина: Временами. Я не могу сказать, что мы объедались. Но последние годы перед 91-м я помню очень хорошо, и никакого мяса не было. Да, я помню пустые прилавки.

Леонид Костюков: Это было то мясо, которое мы съели в 80-е.

Мария Галина: Поэтому я с большим удовольствием хожу на всякие литературные фуршеты. Потому что я считаю, что литература должна кормить.

Леонид Костюков: То есть вот просто в буквальном смысле, фуршетом.

Мария Галина: Ну, да, в буквальном смысле слова — если она кормит, это уже хорошо.

Леонид Костюков: Не давать деньги, но кормить.

Мария Галина: Вот. Это тоже каждый для себя выбирает, чувствовать ли ему себя жертвой.

Леонид Костюков: Жертвой фуршетов.

Мария Галина: Да, жертвой фуршетов или, так сказать, жертвой отсутствия мяса. Ну, я не знаю, еда — это такое серьезное, очень важное интимное дело.

Леонид Костюков: На мой взгляд, мы, может быть, несколько спонтанно, хаотично, но коснулись каких-то очень важных вещей. Это имеет, скажем прямо, косвенное отношение именно к рассказу, к новелле, к малой прозе, но это имеет отношение к литературе вообще. И есть такие ситуации, когда надо за деревьями увидеть лес. Я думаю, что сегодня мы увидели лес. Более того, мы увидели поле, озеро, железную дорогу, то есть то, что есть кроме леса. Мы оценили этот лес в целом. Огромное спасибо!



Страницы: 1 2 3

Администрация Литературного радио
© 2007—2015 Литературное радио. Дизайн — студия VasilisaArt.
  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100   Яндекс цитирования
Non/Fiction 2009
Литературное радио
слушать:
64 Кб/с   32 Кб/с